logo

ЕС столкнулся с проблемой бюджета для борьбы с Covid: какие страны к этому причастны

19 Ноябрь 2020

Вопрос для лидеров ЕС, собравшихся на онлайн-встречи в четверг, достаточно прост: должно ли разделение средств ЕС между странами-членами быть связано с поведением и ценностями отдельных правительств? Но, конечно, не менее важно, как на такой вопрос реагируют Венгрия, Польша и Словения?

Кто устанавливает правила?

Проблема в том, что не совсем понятно, в какую игру они играют - в «Покер» или в «Побег курицы».

Если это «Покер», то обе стороны будут осторожно разыгрывать свои карты, пока в конечном итоге не появится какой-то компромисс.

Если это «Побег курицы», они будут стараться пере

ждать друг друга в надежде, что другая сторона сначала потеряет самообладание.

ЕС хочет связать поведение государств-членов с доступом к фондам ЕС с помощью механизма «верховенства закона» - другими словами, проводить политику, которая, по мнению ЕС, противоречит его основным ценностям, и кто-то теряете доступ к фондам ЕС.
Оппозиция этой идее исходит из Польши и Венгрии - на этот раз при поддержке Словении.

Почему Польша и Венгрия?

У двух крупных государств ЕС много общего.

Обе страны возникли как демократии из коммунистической диктатуры совсем недавно, в 1990-е годы; оба избрали правые националистические правительства, и оба сильно зависят от фондов ЕС.

Каждый из них получает около 5% своего ВВП из Брюсселя. Многие в ЕС рассматривают свою потребность в средствах ЕС как фактор, который заставит их отступить, но пока нет никаких признаков того, что это точно произойдет.

И эта непростая комбинация политической оппозиции и экономической зависимости привнесла напряжение в их отношения с Брюсселем.

Венгерский лидер Виктор Орбан - человек, которого однажды Жан-Клод Юнкер приветствовал радостным возгласом «Привет, диктатор!» - видит в этом угрозу суверенитету своей страны.

Он связывает это с давним спором между Брюсселем и этими восточноевропейскими государствами, такими как Венгрия, которые отказались помочь переселить мигрантов, что пересекают Средиземное море и в конечном итоге становятся обузой для прифронтовых государств, таких как Греция и Италия.

«Как только это предложение будет принято, больше не будет препятствий для привязки финансирования государств-членов к поддержке миграции и использования финансовых средств для шантажа стран, которые выступают против этого», - сказал Виктор Орбан, премьер-министр Венгрии.

Как далеко пойдет Польша?

Коалиционное правительство Польши националистов и консерваторов заявляет, что механизм верховенства закона нарушает как договоры ЕС, так и дух соглашения, достигнутого лидерами на июльском саммите.

Для жесткого министра юстиции Збигнева Зобро, который возглавляет младшую коалиционную партию, эта структура лишь демонстрирует свой предлог, чтобы подорвать суверенитет Польши и заставить ее все-таки принять либеральную политику, такую как однополые браки. Один из его коллег сказал, что это была попытка Германии колонизировать Польшу.

«Мы говорим «ДА» Европейскому союзу, но и «НЕТ» методики «детского наказания». «НЕТ» механизмам, которые показывают, что с Польшей и другими странами обращаются по-разному», - заявил Матеуш Моравецкий, премьер-министр Польши.

На обложке еженедельного журнала Sieci, поддерживаемого государством, на этой неделе написано «Вето или смерть».

«Правительство опасается, что этот механизм будет оказывать на них постоянное давление и даст Брюсселю и Берлину возможность шантажировать Польшу. Определение верховенства закона настолько широкое, что, по мнению правительства, на практике это означает внедрение левых либералов посредством этого механизм», - сказал BBC его главный редактор Яцек Карновски.

Варшава явно не доверяет истинным намерениям Брюсселя. Польша в настоящее время является крупнейшим получателем средств ЕС, но она готова заблокировать новый бюджет блока, поскольку рассчитывает, что может ждать, возможно, год, пока будет найдено решение, что, по ее мнению, многие южные страны-члены ЕС не смогут сделать.

Как далеко это зайдет? Глубина оппозиции внутри правительства различна.

Премьер-министр Матеуш Моравецки, говорящий на иностранных языках, был выбран на эту должность отчасти из-за его способности вести переговоры в Брюсселе. Он более умерен, чем г-н Зиобро, и, возможно, с большей готовностью согласится на компромисс, который более точно определяет механизм, позволяя ему представить его как победу как для интересов Европы, так и для Польши.

Какая надежда на компромисс?

С точки зрения Брюсселя, у Польши и Венгрии больше, чем просто схожая недавняя история.

Правительства других стран-участниц видят тревожные тенденции к авторитаризму как в Варшаве, так и в Будапеште.

Их особенно беспокоят попытки обуздать или заставить замолчать голоса оппозиции в СМИ, а также судебные реформы, которые они рассматривают как неприкрытые попытки правительств взять под контроль судебный процесс.

Только в среду палата Верховного суда Польши сняла иммунитет с судьи, который был одним из самых громких критиков реформ правящей коалиции. Палата была создана коалицией, и Европейский суд постановил приостановить ее действие.

«Мы должны быть предельно ясными. Теперь, когда деньги налогоплательщиков используются в такой беспрецедентной степени, мы должны уделять особое внимание тому, чтобы наши ценности соблюдались», - прокомментировал Себастьян Курц, канцлер Австрии.

Один дипломат из ЕС сказал об этом так: «Речь идет не о лишении независимости любого избранного правительства – это о наличии общих ценностей и их защите»

Евросоюза может немного утешить тот факт, что сменяющееся шестимесячное председательство в настоящее время принадлежит Германии, что переводит поиск компромисса в надежные руки канцлера Ангелы Меркель. Но поиск будет непростым

Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте уже охарактеризовал нынешние предложения по механизму верховенства закона как «абсолютный минимум», хотя Польша, Венгрия и Словения отвергают их как чрезмерные.

А время поджимает. ЕС изо всех сил пытался утвердить свой авторитет в первые дни пандемии коронавируса и надеялся восстановить свою репутацию, подготовив фонды восстановления, готовые к использованию уже в январе. Этот спор делает это еще более трудным.

После того, как лидеры ЕС завершили видеоконференцию в четверг и обе стороны имели возможность оценить масштабы сделки, остальные должны хотя бы знать, по каким правилам они играют – «Курица» или все же «Покер».